Как мы провожали осень знакомство с окружающим скачать торрент

Александра Грац, История для Элизы – читать онлайн полностью – ЛитРес

Все мы стали людьми лишь в той мере, в какой людей любили и имели случай Музыкально лепетать я стал незадолго до первого с ним знакомства. я упивался их смехом и знаками пониманья случайных окружающих. Так провожали своих, вольными одиночками или с земляками уезжавших в. Цветная масть - элита преступного мира читать онлайн. Что представляют из себя при более близком знакомстве? В квартиру ее провожали Карьков и Иваньков. Когда дверь открылась, казалось, смирившаяся . Вместе с тем мы располагаем информацией, что отдельные «воры», из так называемой. неожиданное знакомство, но мы разговорились, и он пригласил меня на первый .. Положите одну руку на книгу (на книге, скачанной в торренте, это Вы можете скачать приложение Priority Matrix в AppStore – оно прекрасно .. Улыбайтесь чаще: и вам хорошо, и окружающим отлично – заряд позитива!.

Они с какой-то особой старательностью выгораживали своих мучителей. Тем не менее у суда хватило доказательств, чтобы главная фигура процесса — Геннадий Карьков получил по максимуму: Предельные сроки также получили Галкин, Генкин, Куприянов и Шурушкин.

Оправдательных приговоров не. Кое-кто отправился на принудительное лечение от наркомании. Вернулся в Москву Карьков в конце х. За время его отсутствия в столице и в стране многое изменилось. Общество стояло на грани решительных перемен. Набирала обороты горбачевская перестройка.

Это слово уже без переводчиков воспринималось иностранцами. Со всех трибун говорили о новом политическом мышлении. Что это такое еще предстояло разобраться.

Это был уже не просто Монгол, а Великий Монгол, которому не пристало уже самому "пачкать руки". Теперь он мог сам выступать авторитетным арбитром в разрешении чужих споров. Подрастающей молодой поросли следовало смотреть на новую величину преступного мира, высоко задирая голову. Отчасти этому способствовало и то, что яркой восходящей звездой на криминальном небосводе сиял, можно сказать, один из Монголовских учеников — Япончик.

Вячеслав Иваньков из остатков разгромленной банды сколотил новую бригаду. Например, как он считал, одной из причин, которая способствовала краху Монгола, была большая численность группировки. Это мало способствовало скрытности. В свое основное ядро он ввел не более десяти членов и увеличивать его не собирался. Значительно возросла роль конспирации. В бригаду вошли многие будущие уголовные авторитеты, в том числе Квант — Квантаришвили Отари Витальевич. Для беспрепятственного проникновения в квартиру жертвы ими также использовалась форма сотрудника милиции.

В результате ничего не подозревающий делец спокойно открывал дверь. Без лишних церемоний его тут же сбивали с ног, связывали и вывозили за город. Это была дача на отшибе или заброшенный дом. Там над жертвой устраивались пытки: Так вымогались деньги и сведения о других толстосумах. В этом ученик на много превзошел своего учителя. Однако обо всем этом стоит рассказать подробнее. Фигура Япончика того заслуживает больше. Потому возвратимся к ней не раз позже. Пока же вернемся к Монголу.

В повествовании о нем необходимо поставить последнюю точку. Он возвратился в столицу, хотя и в зловещем ореоле славы именитого "вора в законе", но с подорванным здоровьем, фактически стариком. Это и сыграло главную роль в том, что он вскоре отошел от дел, уступив арену более сильным, более молодым. Великий Монгол все больше становился просто мифом. На первый план пришло время выходить его наследникам.

Изучение "воров в законе" показывает, что максимальный возраст у людей этой категории чаще составляет 50—55 лет, значительно реже 60 и. Известны несколько лидеров, которым 65 лет, а двое и еще старше. Он постоянно проживает в Саратове.

Второй долгожитель — Кац. Ему уже перевалило за 79 лет. Это скорее отклонение, чем норма. В феврале года при проведении разведывательно-поисковых мероприятий сотрудниками Нижегородского РУОП были задержаны четыре особо опасных лидера преступного мира.

Все — выходцы из Грузии. Самый молодой из них был года рождения, "вор в законе" по кличке Мишель. В свое время таким представителем был "вор в законе" по кличке Калина. Это, как правило, житейски зрелые люди, имеющие достаточный преступный опыт и соответствующие личностные характеристики.

Большинство "воров в законе" ранее судимы, а примерно каждый девятый — особо опасный рецидивист. Например, изображенная на спине церковь указывает, что особо опасный лидер был в местах лишения свободы, а количество куполов число судимостей. Образовательный уровень преступных лидеров, как правило, соответствует среднестатистическим показателям участников криминальных групп и общностей. Он легко вписывается в несколько классов и коридоров средней общеобразовательной школы, профтехучилища и.

Но это не исключает того, что отдельные личности могут иметь высшее образование и даже кандидатские и докторские степени наук как правило, почему-то искусствоведческих, и в основном этой чертой отличаются присутствием кавказских преступных группировок. Вместе с тем на практике встречались "воры в законе", имеющие начальное образование. Однако им нельзя отказать в развитых криминальных способностях и возможностях расширения преступного кругозора и опыта.

Есть масса примеров, когда преступники с начальным образованием проводили многоходовые криминальные комбинации и руководили сообщниками, имеющими более высокий образовательный уровень.

В начале х годов правоохранительными органами Москвы была разоблачена преступная группировка, расхищавшая дефицитное сырье для легкой промышленности и организовавшая в подпольных цехах изготовление ультрамодной одежды. Ее руководителем был некий Сурхавелидзе, имевший четырехклассное образование.

Очевидно, многое зависит от генетических способностей каждой отдельно взятой личности и от ее желания приобрести преступный опыт, так сказать, личное самообразование. Некоторые из них тяготеют к якобы светскому образу жизни. Для этого при необходимости используются криминальные уловки и социально-психологические приемы. Можно назвать некоторые, например, принятие позитивного образа мученика или страдальца за идею.

Здесь также популярны определенные общественные установки: В одном из своих интервью он высказался, что это очень интересные люди, неординарные, которые никогда не обидят женщину, ребенка, старика. Вы когда-нибудь поговорите с ними об их морали. Она у них намного чище, чем у некоторых чиновников. Они отнимают у воров и отдают детям. Строят спортшколы на пожертвования. В целом — серьезные люди. Я не имею ввиду уличный беспредел. Я с серьезными людьми знаком".

Статус того или иного "вора в законе" определяется рядом социально-психологических характеристик. Они в состоянии воздействовать на одного или несколько человек, умеют консолидировать преступный мир, могут масштабно организовывать преступную деятельность и оказывать противодействие правоохранительной системе и другим властным структурам государства, имеют коррумпированные и иные криминальные связи, дающие возможность быть неуязвимыми как перед законом, так и в преступном мире.

В году органами внутренних дел России задерживалось лидеров криминального мира за организацию и совершение преступлений; 65 из них было арестовано; 41 человек из числа заключенных под стражу — осужден. Примерно такое же соотношение наблюдалось и в году. Однако в жизни все далеко не. Они, как правило, либо организаторы, либо идейные вдохновители. За первое привлечь к уголовной ответственности в современных условиях довольно проблематично, а второе преступлением не является.

В новом Уголовном кодексе России правовые нормы предусмотрены только за организаторскую преступную деятельность. Да и они не конкретны, расплывчаты, что не позволит на практике реализовывать их эффективно. Организованная преступность — это соучастие. Почему признавать такое определение боятся? Да, была в свое время в Уголовном кодексе специальная статья 58 со значком 11 и, видите ли, поэтому ничего подобного делать. И вот, ожегшись однажды на молоке, наши законодатели и правоприменители сегодня дуют и на воду: Но нельзя же бесконечно совмещать несовместимые категории.

Речь идет о серьезнейшей проблеме, о борьбе с организованной преступностью профессионалов. Они спокойно переезжают в страны ближнего и дальнего зарубежья, активно стимулируя жизнедеятельность местных криминальных структур. Хотелось бы выделить такую характерную деталь. Оно состоит из близких ему людей, сообщников, которые для осуществления преступной деятельности вовлекают в криминальную орбиту исполнителей тех или иных замыслов, вербуют новых членов для расширения возможностей преступных формирований.

Всего собралось около 60 именитостей, в том числе из дальнего зарубежья. Полное окружение именитостей составляло более уголовников, в основном телохранителей и боевиков. По мнению специалистов, вокруг гастролирующего лидера может насчитываться несколько десятков и даже сотен подручных.

Они, как правило, всегда находятся в готовности совершить различные, в том числе и дерзкие, преступления. В году в отдельные периоды здесь их концентрировалось от 80 до человек это помимо постоянно обитающих в Москве и области около "воров в законе". Причем определенная часть находилась на нелегальном или полулегальном положении. За — годы органами внутренних дел в Москве было арестовано около 50 "воров в законе".

У них изымались оружие, наркотики, валюта, крупные суммы денег в рублях. Практика работы правоохранительных органов показывает, что в Москве переплетаются многочисленные криминальные связи и противоречия, чреватые антиправовым беспределом.

Например, в январе года на Делегатской улице схлестнулись несколько преступных группировок. Были ранены четыре человека, из них двое — тяжело. В этом же месяце среди бела дня затрещали автоматные очереди в школе N Коммерсанты арендовали в школе несколько помещений. И такие примеры можно приводить еще долго. Тольяттизатем области: Среди перечисленного хотелось бы особо отметить Сахалинскую область, входящую в Дальневосточный регион.

Остров Сахалин, как и весь Дальний Восток, является географически выгодным плацдармом для легального и нелегального выхода за границу: Эти направления следует прежде всего рассматривать как наркодобывающие базы. Здесь же широко развиты другие виды криминального промысла, например, порнобизнес, торговля похищенными автомашинами, легализация преступных доходов и. Сахалинская область экономически слабо освоенный регион. Наряду с этим, отдаленность острова от центра обусловливает слабый контроль за правопорядком со стороны органов государства.

Не случайно в — годах здесь побывало около 76 "воров в законе", в том числе и такие авторитетные, как Дато Ташкентский, Джем, Рауль, Арсен, Турбинка. Все они делали своего рода рекогносцировку, примеряя к условиям местной среды свои аппетиты. Для знакомства с другой характерной чертой криминального Зазеркалья перенесемся на крайние западные рубежи. Уголовный мир Санкт-Петербурга никогда не считал "воров в законе" особо опасными лидерами преступной среды.

В результате он приобрел сторонников в нескольких крупных бандитских формированиях. В начале года сотрудники Регионального управления по борьбе с организованной преступностью Санкт-Петербурга во время проведения боевой операции по обезвреживанию преступников, вымогавших несколько миллионов рублей у богатого грузинского коммерсанта, задержали его земляков, трех воров в законе". Наиболее активными участниками преступной группировки Монгола были Иваньков Вячеслав Кириллович, 2 января года рождения, уроженец — г.

Он, можно сказать, вскоре поставил на уши почти всю столичную милицию. Уж уголовныйто розыск —. В то время определителей телефонных номеров, типа распространенных сегодня, было раз, два и обчелся. Ими под большим секретом пользовались только спецслужбы, но не милиция. Далее, опытный страж порядка поступил так, как предписывала действовать в таких случаях инструкция. Разберемся… Но для начала хотя бы назовите. При розыгрыше трубку обычно тут же бросали.

На этот раз коротких гудков не. Лишь несколько затянувшаяся пауза говорила о том, что абонент, как и дежурный, сосредоточенно размышляет над ситуацией. Первым молчание нарушил милиционер: Говоривший назвал имя и фамилию известного всей стране человека, администратора популярного столичного театра. Только, пожалуйста, поймите меня правильно, говоривший опять понизил голос. Потерпевший в отделение пришел в тот же вечер.

Об этом тут же доложили чуть ли не на самый верх. В те времена ответственность на себя брали с еще большей неохотой, чем.

Жесткая команда привела скрытые милицейские пружины в действие. Было установлено, что странный вор, который продавал угнанную им машину хозяину, оказался фигурой известной. Она давно набила оскомину муровцам. Москва переживала год. Операцию по изобличению и задержанию Иванькова проводили по привычной схеме — захват преступника на месте преступления. От потерпевшего было известно, где именно и когда должна была состояться встреча и передача денег.

Помимо этого близлежащую территорию перекрыли, поставив заслоны на всех путях подхода и отхода. Сил задействовали не мало, а результата они не дали никакого.

В самый решающий момент Япончик переиграл оперативников. Он заметил или почувствовал подвох. Подъезжая к подсадной утке, которой было доверенное лицо известного администратора, он вместо того, чтобы остановиться и взять деньги, вдруг сделал круг, а потом стремительно набрал скорость и пронесся мимо.

Его стали преследовать несколько автомашин с сотрудниками уголовного розыска. Как в голливудских боевиках началась гонка со стрельбой. Надо отдать должное, машину Иваньков гнал отменно. На бешеной скорости он ловко закручивал лихие виражи на поворотах.

Это ему почти удалось. Но тогда преследователи применили оружие. Три колеса машины Япончика оказались простреленными. Дальнейшее движение в ней было невозможно. Япончик бросил легковушку и сам стал отстреливаться. Это несколько сбило пыл преследователей. Он этим не замедлил воспользоваться и скрылся.

В брошенной им автомашине нашли напуганную насмерть девицу. Она забилась между сиденьями на полу. Рядом валялся нож, которым, как выяснилось, лихой водитель угрожал ей, используя в качестве заложницы.

После провала операции по захвату, начальство устроило непосредственным исполнителям грозный разнос. Сотрудники милиции буквально прочесывали районы возможного появления Япончика. На его явочных квартирах устроили засады. Теперь его можно было без колебаний брать. За ним тянулся целый шлейф преступлений: Любой суд без проволочек за подобные деяния вкатал бы ему достаточно приличный срок. Но вкатывать срок было некому, преступник исчез. Поиски Япончика продолжались более полугода.

И вдруг он заявился в милицию. Нет, не сдаваться пришел на милость победителю, а продолжать поединок. Как оказалось, это время он потратил на подготовку алиби. Эту версию подтверждали сразу несколько человек, в том числе давняя пассия Япончика — Каля Никифорова, авторитетная в уголовном мире цеховичка. Она отбывала наказание за торговые и валютные махинации, но даже из зоны дала свои свидетельские показания. Это отчасти и сбивало с толку, ведь встретиться и все обговорить они не.

Кроме того, суду предстояло, прежде чем выносить приговор, разобраться с жалобой Иванькова по поводу здоровья. Его направили на судебно-медицинскую экспертизу. Авторитетная комиссия признала подследственного Иванькова душевнобольным, инвалидом второй группы. Подсуетился и адвокат, который умело строил защиту.

Он добился того, что статья разбой отпала. Кстати, адвокатом Иванькова на этом процессе был Генрих Падва. По поводу своих действий, на которые отдельные круги реагировали крайне резко — как можно защищать такого отпетого преступника, в одном из газетных интервью той поры он сказал следующее: Например, проведем параллель с врачом.

Хирургу на операционный стол привезли пациента явно уголовного вида: Разве он откажется прооперировать такого больного или сошьет кое-как? Если адвокат будет внутренним судьей, какой из него получится защитник? Я профессионал и должен искать смягчающие ответственность или оправдывающие обвиняемого обстоятельства". Характеризуя Вячеслава Иванькова как личность, Генрих Падва, который за время процесса, затянувшегося не на один месяц что тоже было большой редкостью того временихорошо изучил своего подзащитного и в другом выступлении в средствах массовой информации заявил: Сломать его практически невозможно.

Я спросил его при первой встрече: Пусть даже меня подвесят на крючьях вниз головой". Это была не пустая бравада". В своей речи в суде адвокат Япончика был еще более красноречив. Он четко разложил все по полочкам именно с тех позиций, как это было выгодно его подзащитному: Допускаю формулировку его действий такую — самоуправное выколачивание долга, пусть незаконными методами.

Безнравственно называть разбойником того, кто берет. С точки зрения высокой справедливости, правоохранительные органы должны бороться не с Япончиком, а с теми, кто не соглашался вернуть задолженность добровольно…" Стоит сказать и о том, что в суде не подтвердилось за Иваньковым хранение и применение оружия. Как выяснилось, оперативникам не удалось найти на месте перестрелки гильзы.

Тут не обошлось без прокола со стороны следствия, как и при попытке задержания, когда операция была проведена неграмотно. В результате за Япончиком осталось обвинение лишь по одной легкой статье, где наказание не превышало трех лет. Теперь лишним балластом становилось заключение о его душевном недуге. Для милиции, которой он достаточно крепко насолил, это было козырной картой.

Разыгрывая ее, Иванькова можно было держать в больнице достаточно долго. Таким образом, давшаяся с таким трудом победа оборачивалась чуть ли не поражением. Это было не в характере Япончика. Он написал заявление о своей симуляции душевной болезни. В ходе следствия с 10 декабря года по 7 февраля года Иваньков находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе в институте имени Сербского.

Обследовавшая его комиссия пришла к заключению, что он страдает хроническим психическим заболеванием в форме шизофрении, невменяем в отношении инкриминируемых ему деяний, нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрическую больницу специального типа… С 15 июля года по 3 октября года Иваньков находился в специальной психиатрической больнице отдела исправительных учреждений УВД Смоленского облисполкома.

Выписан после повторной экспертизы, которая признала его полностью здоровым. Она проводилась после его заявления о симуляции обострения болезни. Москве без прописки… Читая дальше между строк старых милицейских отчетов, можно найти еще много интересных деталей. Например, искусство смены диагнозов объяснялось отчасти тем, что хорошая подруга Япончика работала в клинике нервных болезней имени Сеченова.

Она могла запросто поделиться медицинскими познаниями в области неврозов. Ради этого подделываются и подтасовываются документы об ушибах головой, о тяжелом детстве, о травмах в юности.

От всего этого в нужный момент можно отказаться и с такой же легкостью вытащить на свет, когда того потребуют обстоятельства. Стоит подчеркнуть и то, что деньги вполне могут обеспечить и хвори, и выздоровления.

Подвластна им и свобода.

Уроки тетушки Совы - Азбука дорожной безопасности - Все серии подряд

На этом процессе Япончик показал себя во всем блеске и силе. Это почувствовали представители правоохранительных органов. На криминальном небосклоне вспыхнула новая яркая звезда.

На излучаемый ею свет стали ориентироваться. Для уголовной молодежи он стал кумиром. Ему не улыбнулось семейное благополучие. Отец часто прикладывался к горячительным напиткам. Как значилось в соответствующих документах вытрезвителей, Иваньков К.

В начале пятидесятых он и вовсе оставил семью. Она отличалась высокой мнительностью, была чрезмерно брезглива и до скандальности аккуратна. Могла без причины на то по нескольку раз перестирывать свои вещи, проглаживала утюгом денежные купюры, чтобы не заразиться через них какой-либо болезнью.

Безусловно, все это не могло не отразиться на только складывающемся и формирующемся характере мальчика. Слава рос физически ослабленным, болезненным. Вряд ли стоит перечислять все перенесенные им заболевания. Врачи определяли у него даже расширение сердца, затемнение легких. Мальчика отправляли на лечение в детские больницы и санатории. Наблюдавшие за ним специалисты в своих отчетах указывали, что ребенок отличается замкнутостью, робостью, не имеет друзей.

В школу Слава пошел с семи лет. В младших классах учился удовлетворительно. Интереса к занятиям и отдельным предметам не проявлял. К двенадцати годам его успеваемость в школе и вовсе снизилась. Он дублировал пятый класс. И дальше, можно сказать, больше коридорами дошел к своему шестнадцатилетию до окончания восьмилетки. Надо подчеркнуть, что где-то с тринадцати лет Слава поставил перед собой задачу укрепить здоровье. Его характер как раз проходил мальчишечью ломку.

Он стал раздражительным, вспыльчивым, грубым. В ссорах с матерью проявлял дерзость. Без особой на то причины мог уйти из дому. Оттаивал от семейных неурядиц на тренировках в спортзале. Занимался в секции вольной борьбы.

Схватки на ковре проводил напористо. Выступая на соревнованиях в классе юниоров, выполнил норму третьего спортивного разряда. Потом улучшил свои результаты. Окончив восемь классов, Иваньков поступил в цирковое училище.

Это было в начале шестидесятых. Своей специализацией выбрал воздушную гимнастику.

  • История для Элизы
  • Софья Ролдугина Белая тетрадь
  • Капля памяти

Быстро добился определенных результатов благодаря хорошей спортивной подготовке. Преданность и кротость, с которой он говорил, его несчастный вид, космы желто-седых волос по обеим сторонам голого черепа глубоко трогали. Стар, батюшка, становлюсь, скоро богу душу отдам, а ведь не сподобил меня господь видеть братца в кавалерии, хоть бы раз перед кончиной лицезреть их в ленте и во всех регалиях!

Я смотрел на старика: Да не одни ли безумные и достигают святости? Новое поколение не имеет этого идолопоклонства, и если бывают случаи, что люди не хотят на волю, то это просто от лени и из материального расчета.

Это развратнее, спору нет, но ближе к концу; они наверно, если что-нибудь и хотят видеть на шее господ, то не владимирскую ленту. Скажу здесь кстати о положении нашей прислуги.

Ни Сенатор, ни отец мой не теснили особенно дворовых, то есть не теснили их физически. Сенатор был вспыльчив, нетерпелив и именно потому часто груб и несправедлив;. Отец мой докучал им капризами, не пропускал ни 55 взгляда, ни слова, ни движения и беспрестанно учил; для русского человека это часто хуже побоев и брани. Телесные наказания были почти неизвестны в нашем доме, и два-три случая, в которые Сенатор и мой отец прибегали к гнусному средству "частного дома", были до того необыкновенны, что об них вся дворня говорила целые месяцы; сверх того, они были вызываемы значительными проступками.

Чаще отдавали дворовых в солдаты; наказание это приводило в ужас всех молодых людей; без роду, без племени, они все же лучше хотели остаться крепостными, нежели двадцать лет тянуть лямку. На меня сильно действовали эти страшные сцены Помню я еще, как какому-то старосте за то, что он истратил собранный оброк, отец мой велел обрить бороду.

Я ничего не понимал в этом наказании, но меня поразил вид старика лет шестидесяти: Когда Сенатор жил с нами, общая прислуга состояла из тридцати мужчин и почти стольких же женщин; замужние, впрочем, не несли никакой службы, они занимались.

К этому следует прибавить мальчишек и девчонок, которых приучали к службе, то есть к праздности, лени, лганью и к употреблению сивухи. Для характеристики тогдашней жизни в России я не думаю, чтоб было излишним сказать несколько слов о содержании дворовых. Сначала" им давались пять рублей ассигнациями в месяц на харчи, потом шесть. Женщинам - рублем меньше, детям лет с десяти - половина.

Люди составляли между собой артели и на недостаток не жаловались, что свидетельствует о чрезвычайной дешевизне съестных припасов. Наибольшее жалованье состояло из ста рублей ассигнациями в год, другие 56 получали половину, некоторые тридцать рублей в год. Мальчики лет до восемнадцати не получали жалованья. Сверх оклада, людям давались платья, шинели, рубашки, простыни, одеяла, полотенцы, матрацы из парусины; мальчикам, не получавшим жалованья, отпускались деньги на нравственную и физическую чистоту, то есть на баню и говенье.

Взяв все в расчет, слуга обходился рублей в триста ассигнациями; если к этому прибавить дивиденд на лекарства, лекаря и на съестные припасы, случайно привозимые из деревни и которые не знали, куда деть, то мы и тогда не перейдем трехсот пятидесяти рублей. Это составляет четвертую часть того, что слуга стоит в Париже или в Лондоне. Плантаторы обыкновенно вводят в счет страховую премию рабства, то есть содержание жены, детей помещиком и скудный кусок хлеба где-нибудь в деревне под старость лет.

Конечно, это надобно взять в расчет; но страховая премия сильно понижается - премией страха телесных наказаний, невозможностью перемены состояния и гораздо худшего содержания. Я довольно нагляделся, как страшное сознание крепостного состояния убивает, отравляет существование дворовых, как оно гнетет, одуряет их душу. Мужики, особенно оброчные, меньше чувствуют личную неволю, они как-то умеют не верить своему полному рабству.

Но тут, сидя на грязном залавке передней с утра до ночи или стоя с тарелкой за столом, - нет места сомнению. Разумеется, есть люди, которые живут в передней, как рыба в воде, - люди, которых душа никогда не просыпалась, которые взошли во вкус и с своего рода художеством исполняют свою должность. В этом отношении было у нас лицо чрезвычайно интересное - наш старый лакей Бакай. Человек атлетического сложения и высокого роста, с крупными и важными чертами лица, с видом величайшего глубокомыслия, он дожил до преклонных лет, воображая, что положение лакея одно из самых значительных.

Почтенный старец этот постоянно был сердит или выпивши, или выпивши и сердит. Должность свою он исполнял с какой-то высшей точки зрения и придавал ей торжественную важность; он умел с особенным шумом и треском отбросить ступеньки кареты и хлопал дверцами сильнее ружейного выстрела. Сумрачно 57 и навытяжке стоял на запятках и всякий раз, когда его подтряхивало на рытвине, он густым и недовольным голосом кричал кучеру: Главное занятие его, сверх езды за каретой, - занятие, добровольно возложенное им на себя, состояло в обучении мальчишек аристократическим манерам передней.

Когда он был трезв, дело еще шло кой-как с рук, но когда у него в голове шумело, он становился педантом и тираном до невероятной степени. Я иногда вступался за моих приятелей, но мой авторитет мало действовал на римский характер Бакая; он отворял мне дверь в залу и говорил: Он не пропускал ни одного движения, ни одного слова, чтоб не разбранить мальчишек; к словам нередко прибавлял он и тумак или "ковырял масло", то есть щелкал как-то хитро и искусно, как пружиной, большим пальцем и мизинцем по голове.

Когда он разгонял, наконец, мальчишек и оставался один, его преследования обращались на единственного друга его, Макбета, - большую ньюфаундлендскую собаку, которую он кормил, любил, чесал и холил. Посидев без компании минуты две-три, он сходил на двор и приглашал Макбета с собой на залавок; тут он заводил с ним разговор. Что вытаращил глаза - ну? За этим следовала обыкновенно пощечина. Макбет иногда огрызался на своего благодетеля; тогда Бакай его упрекал, но без ласки и уступок. Блохи бы заели без меня!

И, обиженный неблагодарностью своего друга, он нюхал с гневом табак и бросал Макбету в нос, что оставалось на пальцах, после чего тот чихал, ужасно неловко лапой снимал с глаз табак, попавший в нос, и, с полным негодованием оставляя залавок, царапал дверь; Бакай ему отворял ее со словами "мерзавец!

Тут обыкновенно возращались мальчики, и он принимался ковырять масло, Прежде Макбета у нас была легавая собака Берта; она сильно занемогла, Бакай ее взял на свой матрац и две-три недели- ухаживал за. Утром рано выхожу я раз в переднюю. Бакай хотел мне что-то сказать, но голос у него переменился, и крупная слеза скатилась по щеке-собака умерла; вот еще факт для изучения человеческого сердца.

Я вовсе не думаю, чтоб он и мальчишек ненавидел; это был суровый нрав, подкрепляемый сивухою и бессознательно втянувшийся в поэзию передней. Но рядом с этими дилетантами рабства какие мрачные образы мучеников, безнадежных страдальцев печально проходят в моей памяти.

У Сенатора был повар необычайного таланта, трудолюбивый, трезвый, он шел в гору; сам Сенатор хлопотал, чтоб его приняли в кухню государя, где тогда был знаменитый повар-француз. Поучившись там, он определился в Английский клуб, разбогател, женился, жил барином; но веревка крепостного состояния не давала ему ни покойно спать, ни наслаждаться своим положением. Собравшись с духом и отслуживши молебен Иверской, Алексей явился к Сенатору с просьбой отпустить его за пять тысяч ассигнациями. Сенатор гордился своим поваром точно так, как гордился своим живописцем, а вследствие того денег не взял и сказал повару, что отпустит его даром после своей смерти.

Повар был поражен, как громом; погрустил, переменился в лице, стал седеть и Дела свои повел он спустя рукава, Английский клуб ему отказал.

Он нанялся у княгини Трубецкой: Обиженный раз ей через меру, Алексей, любившим выражаться красноречиво, сказал ей с своим важным видом, своим голосом в нос: Княгиня взбесилась, прогнала повара и, как следует русской барыне, написала жалобу Сенатору. Сенатор ничего бы не сделал, но, как учтивый кавалер, призвал 59 повара, разругал его и велел ему идти к княгине просить прощения.

Повар к княгине не пошел, а пошел в кабак. В год времени он все спустил: Жена побилась, побилась с ним, да и пошла в няньки куда-то в отъезд. Об нем долго не было слуха.

Потом как-то полиция привела Алексея, обтерханного, одичалого; его подняли на улице, квартеры у него не было, он кочевал из кабака в кабак. Полиция требовала, чтоб помещик его прибрал. Больно было Сенатору, а может, и совестно; он его принял довольно кротко и дал комнату. Алексей продолжал пить, пьяный шумел и воображал, что сочиняет стихи; он действительно не был лишен какой-то беспорядочной фантазии.

Мы были тогда в Васильевском. Сенатор, не зная, что делать с поваром, прислал его туда, воображая, что мой отец уговорит. Но человек был слишком сломлен. Я тут разглядел, какая сосредоточенная ненависть и злоба против господ лежат на сердце у крепостного человека: При мне он не боялся давать волю языку; он меня любил и часто, фамильярно трепля меня по плечу, говорил: После смерти Сенатора мой отец дал ему тотчас отпускную; это было поздно и значило сбыть его с рук; он так и пропал.

Рядом с ним не могу не вспомнить другой жертвы крепостного состояния. У Сенатора был, вроде письмоводителя, дворовый человек лет тридцати пяти. Старший брат моего отца, умерший в году, имея в виду устроить деревенскую больницу, отдал его мальчиком какому-то знакомому врачу для обучения фельдшерскому искусству. Доктор выпросил ему позволение ходить на лекции медико-хирургической академии; молодой человек был с способностями, выучился по-латыни, по-немецки и лечил кой-как.

Прости, что задержался, много трудных дел пришлось сделать. Хорошо ли кормили тебя, пока меня не было? Ну же, не стесняйся. В полупоклоне довольный гость подбежал, наклонился к ногам хозяина, взял мешок и, обведя всех ошалевшим от счастья взглядом, сунул руку внутрь — и застыл. Улыбка промелькнула на лице Мэбэта. Заика вынул из мешка руку — его пальцы были в крови.

Ничего не понимающий Заика перевернул мешок и, вскрикнув, отскочил. Гулко ударившись о притоптанный снег, упала голова Одноглазой Ведьмы. Заика явственно видел кривую линию черных волосков на том месте, где срослись веки, и волосы Ведьмы — они были цвета ее крови. Вот потому ты и приехал трезвый и привез мне живого сына. Спасибо тебе, друг Махако. Подарок можешь забрать с.

Последних слов Заика не слышал: Больше ни Мэбэт, ни Ядне, ни Хадко не видели пустого, не своим очагом живущего человека Махако, который приходился им дальним родственником. Женщина Пурги Мэбэт подтолкнул ногой лежавшую перед ним голову Одноглазой. Голова покатилась, уткнулась в мягкий сугроб и стала почти незаметной. Мать и сын молчали в оцепенении. Говорить был способен только любимец божий — он и обратился к Хадко: Со старым Пяком мы почти ровесники. Когда-то, очень давно, мы боролись с ним на медвежьем празднике, и в шутку я схватил его за волосы, слегка дернул и оголил ему половину головы.

С тех пор волосы на нее так и не вернулись. Старый Пяк страшно зол на меня и эту злобу несет с собой в иной мир. Вряд ли можно придумать большую наглость. Но я рад за старого Пяка. Он обругал тебя и хотя бы этим доставил себе удовольствие. Хадко стоял, не двигаясь. Он не издал ни звука. В тот момент Человек Пурги ненавидел отца. Он лучше того, который я приготовил для Заики.

Только сейчас и Хадко и Ядне увидели, что не на пустых нартах приехал Мэбэт: Любимец божий, откинув краешек покрывала, промолвил с притворной лаской: Под шкурами он прятал девушку из рода Вайнота. Мэбет привез ее в жены своему непутевому, бессмысленному сыну. Он добыл ее легко, как добывал все, чего просила душа. Девушка была красива, наверное, красивее дочери Пяка.

Мэбэт выбрал ее по своему вкусу. По совпадению ее звали так же, как и его сына, — Хадне, Женщина Пурги. Невесту поместили в малый чум. Несколько дней она пребывала в оцепенении, не притрагиваясь к пище и не сказав ни слова. В чуме неотлучно пребывала Ядне, страдая за нее так же, как недавно страдала за сына.

Что касалось Мэбэта, то он не выказывал никаких чувств — ни гордости, ни радости, ни тем более беспокойства: Сожалел божий любимец лишь о том, что этого не сделал его сын — и вряд ли когда он решится на такой поступок. Мэбэт окончательно забыл то недавнее, радостное сомнение, заставившее его ненадолго поверить, что Хадко будет таким же, как он, пусть и с другим обликом.

Его сын все человеческое воспринимает всерьез и поэтому никогда не сможет стать любимцем божьим. Пусть он хороший охотник и сила есть в его руках, но таких же мастеровитых охотников и сильных людей в тайге.

Ядне хлопотала возле невестки, забота поглотила ее, она не замечала мужа, и Мэбэт думал, что жена затаила на него обиду или зло. Но все оказалось не. Забота жены была смешана со страхом. Однажды несла Ядне охапку хвороста и, встретившись с Мэбэтом, взглянула мужу в глаза и сказала с тихой, но явной укоризной: Их будет не трое и не пятеро: Ты ведь знаешь, как обидчивы мужчины Вайнота. Ядне покачала головой и повторила обреченно: Можно бесконечно повторять, что любимец божий — исключительный человек или не человек вовсе, но простое повторение рождает неверие.

Мэбэт уже сед, и потому все чаще Ядне думала — сколько отмерено ему? Ведь и летнее солнце идет на долгий закат, и так же должна пойти на закат эта странная щедрость богов к одному-единственному человеку. А может быть, он бессмертен? Но тогда почему старость, безжалостная к прочим людям, пусть и несмело, показывает в нем себя? И насколько хватит сил у людей тайги бороться со своей завистью и униженностью от вида человека, вознесенного столь высоко?

Когда они положат предел его свободе? Он все еще может поймать летящую стрелу — но две стрелы? Сотню стрел, пущенных в него, сможет он поймать? И еще думала Ядне: Он неприветлив с людьми и не слишком ласков с ней — этого не было и в молодости.

Но муж ни разу не унизил ее из удовольствия унизить и тем более никогда не бил. А бить жену считается среди мужчин тайги едва ли не самым доступным развлечением. Но, в конце концов, то, что выглядит жестокостью, приводит к удаче и пользе.

Мэбэт убил Одноглазую Ведьму, превратил ее мертвую голову в шутку — но разве это жестоко? За один короткий день он сумел совершить дело, на которое у всех других годами не поднималась рука. Ядне вспоминала слова еще молодого Мэбэта — слова, которыми он ответил однажды на укоры почтенных людей в том, что не живет по общим законам.

Но разве можно силу заставить быть слабостью?

Новый мир, 2011 № 08 (fb2)

Ведь потому она и сила, что ее невозможно заставить… Жизнь, которую вел Мэбэт до этих слов, и жизнь, прожитая после них, давала понять: Почтенные смирились с этим, вслед за ними смирились. Олень войны Ядне была права: Днем, когда хозяин с сыном занимались вязанием новых нарт, к становищу пришел олень с черной стрелой на белом боку — знак войны людей Вайнота. Рассматривая оленя, любимец божий сказал сыну: Мэбэт пошел в чум, чтобы переодеться в новую малицу.

Он хоть и презирал обычаи, но знал. Немного погодя после прихода оленя должны прибыть посланцы враждебного рода, чтобы обговорить условия войны и обозначить место будущего сражения. Не принять посланцев — значит признать себя побежденным еще до того, как в небо уйдет первая, сигнальная стрела. Мэбэт желал встретить будущих врагов достойно, потому и пошел переодеться.

Хадко догадался обо всем, но продолжил в одиночку заниматься прерванным делом. Он все еще помнил о том кратком, молчаливом приступе ненависти к отцу.

Загромыхал Войпель, вслед за ним залаяли другие собаки — показались посланники. Пара оленей быстро несла нарты под заледенелым красным флагом. Сидели в них два старика, годных лишь на то, чтобы обговаривать условия войны. Старики приняли приветствие за издевательство они были правы и не ответили на. Старики кричали попеременно, выбрасывая в Мэбэта свой гнев и давая понять, как оскорблен и зол на него род Вайнота.

Наконец Мэбэт ответил старикам почти дружелюбно: Да, я похитил девушку, но ведь я никого не убил при этом? После сказанного Мэбэтом старики начали перешептываться друг с другом, но так громко, что их разговор слышали все: Но вряд ли меня можно считать разбойником, ведь я уводил женщин, помогая другим людям, которые не могли купить себе жену. Для себя же увел только одну — это моя жена Ядне, вот она, перед вами.

И вашу девушку я украл не для себя — для своего сына. Он у меня слишком праведен, отчего попал в скверное положение и едва не умер от горя. Мэбэт уже знал, что старый Пяк, отлежавшись в чуме и оправившись от страха, счел себя победителем и разнес по родам историю позорного сватовства Хадко. В одном вы не правы, почтенные. Мне не доставляет удовольствия унижать людей и оскорблять гордость родов — хотя бы потому, что ни один из людей не дал мне понять, что он по-настоящему уязвлен и унижен.

Мэбэт говорил так, как привык, — он говорил правду. Обычай допускал красть невест, но тот же обычай, чтобы избежать войны, требовал от мужчины помириться с родителями украденной девушки — прийти в становище с дарами, просить прощения и родительского благословения.

Обычно, если между родами или семьями не было давней и жестокой вражды, да и запоздавший калым приходился по вкусу, укравший получал жену. Сбыть повзрослевшую дочь по цене ниже ожидаемой считалось куда меньшей прорухой, чем держать ее при себе, кормить, одевать и в конце концов дождаться, когда она превратится в старую деву и станет никому не нужна.

Но если в течение года похититель не приходил мириться, то семья невесты могла счесть себя окончательно оскорбленной и получала признанное всеми право на законную месть. Случалось, что и мстили, — особенно если девушка была красива, происходила из богатого семейства и ее отец всерьез рассчитывал прирастить свои богатства удачным замужеством дочери.

У бедных все было куда проще, но и за ними признавалось право очистить запятнанное достоинство. Выждать год у Вайнотов не хватило терпения — да и не видели они в том смысла.

Павел Шаматрин, Капля памяти – скачать fb2, epub, pdf на ЛитРес, t0

Легче дождаться оживления мертвеца, чем Мэбэта или его сына с примирительными дарами и просьбами о прощении. Поэтому решили Вайноты раньше положенного срока прислать оленя войны. Мэбэт, не единожды причастный к краже невест, никогда не подвергался мести. Узнав имя похитителя, оскорбленные слабели гневом и в конце концов забывали обо. Никто не хотел испытывать судьбу, связываясь с любимцем божьим. Конечно, стыд не сразу покидал людей, про себя и меж собой они оправдывались тем, что все случилось так, как случилось, и в конце концов это к лучшему — особенно если семья бедна и слаба мужчинами, то будь невеста прекраснее богини, вряд ли можно надеяться на большое богатство, вырученное через ее удачное замужество.

Взять жену только из-за ее красоты и тем более по любви могли позволить себе те, кто слишком богат или слишком силен, а таковые в последнее время встречались редко. Одному только Мэбэту Божья любовь заменяла все богатства и давала все права. Но украденная Женщина Пурги была прекрасна, а род Вайнота — богат и силен мужчинами. Мэбэт знал это и не слишком удивлялся тому, что похищение Хадне не закончилось привычным трусливым миром, как все предыдущие похищения невест.

После некоторого молчания заговорил старик с заплетенной бородой. Он уже не давал волю своему гневу. Наверное, ты будешь рад дожить то той поры, когда твоя голова совсем побелеет и станет как наши головы.