Новые приоритеты старые знакомствафанфик

Чтение Фанфик Последняя из рода Блэк

новые приоритеты старые знакомствафанфик

Примечания автора: В данном фанфике присутствуют элементы фанфиков: "Новые приоритеты, старые знакомства", "Нет, это не сон". Расставляя приоритеты будут заменяться на новые посредством удаления старых. Поэтому, очень прошу, по возможности, написать новые. У нас ведь в приоритете разработка и исследования в сфере .. Что показательно, на обдумывание и укладывание новых переключившая свое внимание на свою старую подругу. .. Ваше знакомство составляет одиннадцать дней, пять часов и сорок четыре минуты, коммандер.

А у тебя кредиты-то есть? Через два часа они с комфортом устроились в одном из многочисленных баров Омеги, прямо за стойкой, чтобы, как выразилась Джек, далеко не ходить. Вернешься к старой жизни? Пираты, бандиты, культисты, убийцы и прочие асоциальные элементы? Девушка скривилась, не став даже отвечать: По-прежнему не обращая внимания на реакцию, он продолжил: И необязательно тому, о ком я упоминал, - сказал он, уточнив: Еще иногда от него поступают разовые контракты, позволю заметить - столь же щедро оплачиваемые.

При этом никто не заставляет соглашаться на эту подработку. Так что я вольный охотник - надо мной никого. С волками жить - по-волчьи выть, - пожал он плечами, смакуя через трубочку свой заказ.

А угроз для жизни не больше, чем и везде. У меня просто-напросто не будет причин, чтобы предавать или подставлять тебя ради своего спасения и уж тем более ради денег.

Скорее на человека, которому всегда не хватает денег. Назови хоть одного, - коротко хохотнул он и пояснил: Во-вторых, прибыль будем делить пополам после каждой сделки. А в-третьих, это невыгодно - с тобой мы получим как минимум раза в два больше, чем я зарабатываю в одиночку, то есть мой доход совершенно точно не упадет, а скорее всего, наоборот - возрастет Не нужно быть экстрасенсом, чтобы уловить сквозившее в ее словах недоверие.

Здесь не требуется быть специалистом ни в одной из заявленных тобой профессий.

  • 301 Moved Permanently
  • Book: Фанфики
  • Новые приоритеты старые знакомства фанфик

Но никакого противоречия. Все просто - у меня тоже был печальный опыт взаимоотношений, так что я достаточно асоциальный тип, чтобы не искать новых компаний. И ты, конечно, сразу же проникся доверием и решил меня облагодетельствовать, вернув прямо в райские кущи, да еще и заплатив при. А помочь попавшей в беду родственнице - святое дело Пусть даже она и дьяволица. И я, пожалуй, настроена согласиться, если ответишь зачем? Было очевидно, что на родственные узы она не повелась. В тот раз у нас, по сути, и выбора-то не было: Почему ты выбрала дорогу, ведущую куда-то Это риторический вопрос, - поспешил добавить он в конце, когда увидел, что помрачневшая девушка готовится прервать его обличительную речь.

Появление добавки несколько примирило Джек с наличием этого раздражающего фактора под боком. Хочу - жалею, не хочу - не жалею. Не хочешь, как хочешь, чего уж теперь, - он пожал плечами.

Через секунду послышались хлюпающие звуки - хранилище алкоголя показало дно. И, кстати, разве то, что я сказал правду, не должно пойти в плюс к нашим партнерским отношениям? Все-таки честность и доверительность в таких делах играют не последнюю роль. Пока своими собственными глазами не увижу - не поверю ни одному твоему слову, - она поморщилась.

Новые приоритеты, старые знакомства

Одно дело - выпить вечерком стаканчик-другой, а другое - нажраться вдрабадан и чего-нибудь учудить. Не мое это, - поморщился Кайл и подозвал азари для добавкой - тем самым вторым, последним стаканчиком, о котором он только что упомянул.

Джек не стала продолжать перепалку, а и на некоторое время разговор прервался. Когда парню надоело цедить свой слабоалкогольный напиток в тишине если это слово вообще применимо к вечернему баруто он развернулся в сторону зала, опершись спиной и локтями на стойку. Спустя минуту Джек повторила его маневр, только в ее правой руке была очередная порция алкогольного топлива.

А в баре - в месте, предназначенном для трепа - замолчал. Да и ты вроде не слишком предрасположена к общению. Так что мне остается только ждать, когда можно будет транспортировать твою тушку назад, в жилой блок.

Кто кого перепьет, без учета уже выпитого? Кайл окинул ее насмешливым взглядом. Сначала нажремся вусмерть и пойдем трахаться.

Ставки, прямо знаешь, не равноценны! И между прочим - я тебя на работу равноправным партнером зову, а ты меня в рабство окрутить хочешь?! Не с тобой, а на. А то сначала твою паранойю уболтай, потом недоверие преодолей, затем женский смысл переубеди - семь потом сойдет, пока докажешь, что на Земле трава по-прежнему зеленая, а солнце - желтое. Что ж, будем надеяться, Джек, что ты сдержишь слово и не сбежишь через два дня моего командирства, - с этими словами он наконец пожал протянутую руку.

Тащи чего покрепче на десять рюмок! Перед упившейся вконец парочкой замерло несколько пустых бутылок из-под ярко-синей жидкости столь любимой представителями человечества и не. Барменша с флегматичным видом в очередной раз наполнила стаканы, подождала несколько секунд и пододвинула их вплотную к людям - те уже были не в состоянии тянуться куда бы то ни.

Причина загула забылась где-то после третьей распитой бутылки, и процесс поглощения инопланетного алкоголя превратился в механический конвейер - взять стакан, немного помедитировать над ним, сдерживая рвотный порыв, и выпить залпом.

В какой-то момент медитация дала осечку и настойчиво просящиеся наружу излишки алкоголя вырвались на свободу, забрызгивая барную стойку. Сначала с одной стороны, а спустя секунду и с.

Ее спокойствие было вполне объяснимо. В конце концов, что такое пара блевотин по сравнению с перестрелкой на прошлой неделе, когда из бара вынесли семь трупов? Но азари не поддержала разговор, отвлекшись на другого клиента, и кроган, молча подхватив вяло сопротивляющиеся тушки, отправился на второй этаж. Парочка сидела на том же самом месте, где вчера устроила состязание.

Мрачно переглядываясь между собой, они по очереди прикладывались к стаканам с водой. Жрать хочется, - нарушила молчание Джек, стакан которой опустел первым, и безо всякого стеснения осведомилась.

Кайл начал изучать меню, состоящее в основном из закусок - бар, что с него взять. Кайл подозвал бармена, сделал заказ, и только после этого последовало возражение: Не обязательно заставлять делиться с тобой секретами под дулом оружия.

Ты можешь информацию купить, найти или раскопать в прямом смысле этого слова, участвуя в археологических экспедициях. Занимаю своё место за столом, она чуть поворачивает голову и пронзает меня взглядом — кажется, добрая сотня кинжалов пригвоздила меня к стулу.

М-да… собираешься с ней побеседовать, Северус? Алекто, безусловно, вызвала к жизни все худшие качества МакГонагалл, освежив наши отношения, а то в последнее время в них появилась некая пресность. Поворачиваюсь к залу и успеваю уловить то мгновение, когда десятки учеников отводят глаза и утыкаются в свои тарелки. Они пялились на меня всё это время, а теперь усердно делают вид, что я их не волную.

Все, кроме слизеринцев — те, напротив, жадно ловят мой взгляд, ища одобрения и какого-то сигнала — что им делать, чем заслужить похвалу, как проявить себя наилучшим образом. Это ежедневный ритуал, так что мне не привыкать. Но сегодня это жутко раздражает. Однако и среди слизеринцев есть исключение. Он вообще ничем не интересуется, ни с кем не разговаривает, поглощён исключительно своей тарелкой, в которой ковыряется с обречённым видом.

Оно и понятно — дела Люциуса обстоят хуже некуда, особенно после того, как Поттер буквально выскользнул у него из рук. Люциуса я не видел давно, но, зная Тёмного Лорда, мог ясно себе представить последствия его гнева. Метаморфозы же с Малфоем-младшим происходили на моих глазах.

Каждый месяц, а то и чаще, он словно менял шкуру, сбрасывая вместе с ней старые повадки, ужимки, теряя гонор, превращаясь из хорошо известного всей школе любимца судьбы Драко в какого-то нового, не похожего на прежнего, Малфоя. И я не мог сказать с уверенностью, линял он или перерождался. С каждым новым превращением он всё сильнее замыкался в себе, сделался угрюм, молчалив, из глаз пропал всякий энтузиазм по поводу торжества Тёмного Лорда.

В отличие от прочих студентов Слизерина, он стал избегать участия в наказаниях провинившихся, что, естественно, сразу привлекло внимание Кэрроу. Ближайшие дружки, может, и не сторонятся его как зачумлённого, но общаться тоже не рвутся.

Минерва демонстративно меня не замечает, но воздух густеет от висящей в нём ненависти. Меня опять обдаёт ледяным холодом и начинает сосать под ложечкой. Что-то нервы стали ни к черту. В прежние годы меня это не беспокоило. Правда, тогда злость источали лишь ученики, да и то страху там было гораздо больше, чем ненависти. Минерва, конечно, меня всегда недолюбливала, ещё со школьной скамьи — я ведь был полной противоположностью её блистательному любимцу Поттеру.

Но ненавидеть — нет, такого не. Прежде чем я успел приняться за омлет, на стул рядом со мной плюхнулся Амикус. Прищурившись, я холодно поинтересовался: Амикус некоторое время сосредоточенно сопел, а потом задал следующий вопрос: Время, с одной стороны, более спокойное, поскольку все разошлись по классам, погрузились в учёбу, и вероятность вспышек несколько снизилась. С другой, Кэрроу настолько ослеплены властью и вседозволенностью, что редкий урок у них проходит без эксцессов.

А дальше всё зависит от масштабов инцидента и того, насколько быстро информация о нём достигнет одного из трёх деканов. И мы вновь оказываемся на грани взрыва, по десять раз на дню. Кэрроу не в состоянии понять, что от них мокрого места не останется, едва я перестану сдерживать эту лавину справедливого негодования.

Мерлин свидетель, я с тоской вспоминаю ту пору, когда на моих уроках что ни день уничтожалось по несколько котлов. Тогда это мне казалось вопиющим безобразием и доводило до бешенства, теперь я многое отдал бы, чтобы те времена вернулись.

Это без преувеличения была безмятежная вечеринка Клуба Слизней по сравнению с тем ежесекундным лавированием, которым приходится заниматься. И одному Мерлину известно, как мне всё-таки поговорить с Минервой. Холод, пробегающий вдоль позвоночника, подсказывает, что сделать это необходимо как можно скорее. Остался единственный, пустячный вопрос — КАК? Я сел за стол и задумался. Вызвать её к себе и выложить всё как есть? Не поверит, даже призови я в свидетели портрет Дамблдора.

С Минервы станется предположить, что я опоил портрет. Ну, допустим, я покажу ей тот разговор. Вопрос… Есть масса способов фальсифицировать воспоминания, и Минерве об этом известно не хуже. Я мог бы подделать письмо от Дамблдора, но на такой простой трюк она уж точно не купится. Хотя… если это самое письмо найдут на моём хладном трупе или выкрадут из моих личных апартаментов… словом, если будет очевидно, что я это тщательно скрываю… да, это могло бы сработать. Свой хладный труп я пока не готов предоставить — ни морально, ни физически.

Это должен быть кто-то, кому МакГонагалл безоговорочно доверяет, либо… сама МакГонагалл. Да уж, так и представляю картинку — Минерва с горящими глазами роется в моём белье, отыскивая драгоценный документ.

С другой стороны, почему нет? Проникнуть в мой кабинет ей не составит труда, особенно принимая во внимание её анимагические способности. Так-то оно так, только что способно побудить её к столь рискованным действиям?

Информация… Мне позарез нужно организовать утечку информации. Внезапно замок содрогнулся, застонал, пол у меня под ногами завибрировал, и вновь наступила тишина. Ну вот, началось… Проклятье!

Соплохвоста вам в глотку! Спокойствие закончилось, толком не успев начаться. Я встал и вышел из кабинета. Встревожились только приведения и портреты — и те, и другие пришли в суетливое движение и возбуждённо переговаривались.

В остальном школа казалась вымершей — ни одна дверь класса не открылась, никто не вышел поинтересоваться, в чём, собственно, дело, словно ничего необычного не произошло. В прежние времена коридоры давно наполнились бы преподавателями и учениками.

Наверное, я и сам догадывался, ГДЕ это случилось, но я последовал за взбудораженными призраками и не ошибся.

Разумеется, класс Тёмных искусств. В коридоре, возле дверей класса, в стену вжималась кучка учеников — перепуганных, жалких хаффлпаффцев, облепленных грязью с головы до ног и источавших тошнотворный запах.

Не лучше выглядел и истошно визжавший Амикус Кэрроу, изрыгавший потоки брани и угроз. С кончика его палочки, которой он в бешенстве размахивал, вырывались снопы разноцветных искр. Заметив меня, он остановился, выдал очередную тираду, в которой приличных слов не было вовсе, затем, тыча пальцем в сторону класса, провыл: Уууу, — заревел он, поворачиваясь к ученикам, — я вам устрою!

Попомните у меня профессора Кэрроу! Я вошёл в класс, Амикус последовал за. Полюбоваться было на что — стены и потолок класса облеплены навозной жижей, пол усеян битым стеклом и штукатуркой, шкафы с учебниками, наглядными пособиями и всякой мелочёвкой разбиты в щепки. Похоже на взрыв навозной бомбы, только невероятно мощной. Как мне это надоело… Неужели они не понимают, что их бунтарство лишено смысла? Ну, досадили в очередной раз Амикусу или Алекто, дальше-то что?

Какая от этого польза? Кто, по их мнению, загасит фонтанирующую энергию Кэрроу? Это будет делать ненавистный мерзавец Снейп! Соплохвоста им в глотки! Единственное, что меня способно довести до седых волос, это, без сомнения, Гриффиндор, как ни печально в этом признаваться. Впрочем, у меня есть все шансы встретить смерть раньше.

Ежели не признаются, кто енто сделал, сдохнут… все у меня сдохнут! Уууу, твари… - Успокойтесь, Амикус. Это всего-навсего третьекурсники, им такое не под силу. Тут чувствуется рука кого-то постарше. Точнёхонько он, его работа, дрянь какая, жук навозный!

Я посмотрел на потолок, с которого падали тяжёлые капли, и покачал головой: И как мы его отыщем-та? Когда и как это произошло? Всё закружилось, стало падать… в ушах загудело… и дерьмо как полетит во все стороны… — он сплюнул и снова выругался.

Что, значит, на замок напали… ну малость трухнул… а енто проказа чья-то, разорви его горгулья… вот уж вздуть надо стервеца, как найдём. А пока забирайте учеников и перейдите в какой-нибудь свободный класс. Кто им не владеет — пусть в таком виде и сидит, это заставит их относиться к учёбе более ответственно. Я взглянул на Кэрроу, подумав, что неизвестно ещё, владеет ли этим заклинанием в должной мере он.

Но, разумеется, это его проблемы. Я кивнул и пошёл прочь. Хороший повод заглянуть к Минерве — чем чёрт не шутит, вдруг на меня накатит вдохновение, и мне удастся повернуть разговор в нужную сторону. До крайности глупо идти к ней без чёткого плана, но всё нарастающее предчувствие чего-то неотвратимого и ужасного упрямо гнало меня вперёд.

Не сказать, что это радует преподавателей, но они вынуждены терпеть. Я отворил дверь в класс трансфигурации — Минерва вела урок у Гриффиндора. Не самое удачное сочетание, но ладно. Она заметила меня и остановилась на полуслове. Почему должно быть иначе? С полчаса тому назад? Как и всё необычное. Разве в ваши обязанности, как профессора Хогвартса, не входит следить за порядком? Кроме того, с тех пор как вы, Северус, наделили профессоров Кэрроу неограниченными полномочиями во всех вопросах, а особенно в тех, что касаются обеспечения порядка, я уверена, мне не о чём беспокоиться.

Ваши протеже великолепно справляются и ни в чьём содействии, не считая вашего, не нуждаются. Сейчас, с вашего позволения, я останусь, чтобы проинспектировать ваши занятия. Я сел за последнюю парту. За оставшуюся часть урока она не взглянула на меня ни разу, но я, как и за завтраком, ощущал висящую в воздухе ненависть.

Фанфики - Тейлор Лотнер

Прозвенел звонок, Минерва зачитала домашнее задание, и ученики, недобро косясь на меня, поспешно покинули класс. Я встал, запер дверь и подошёл ближе. Глаза МакГонагалл сузились, и мне казалось, она вот-вот обратится в кошку и в лучшем случае расцарапает мне лицо.

Мы наконец остались наедине, но вдохновение так и не приходило. Минерва хранила холодное молчание. Я же не ожидал, что она со слезами умиления кинется мне на шею?

Видимо, старею, если всерьёз надеялся произвести на неё впечатление столь примитивной лестью. М-да… Ну и куда подевалась твоя хвалёная слизеринская изобретательность, Северус? Где твоё умение втереться в доверие к любому? Может быть, профессор Кэрроу, как уже бывало, колдовал так небрежно, что сам устроил этот взрыв?

Вы славились исключительно нежным отношением к факультету Гриффиндор с детских лет и вряд ли сможете меня чем-то удивить. Место, которое ты считаешь уязвимым, давно покрылось бронёй. Доказательств у вас нет, всё остальное — домыслы и плод вашего воспалённого воображения. Я отошёл к окну, постоял с минуту, разглядывая школьный двор, потом обернулся к ней: Весьма символично слышать это утверждение именно от вас, директор.

Но вы напрасно беспокоились — я усваиваю уроки с первого раза и ошибок Альбуса не повторю. Ну и как прикажете с ней разговаривать? Гриффиндор, чёрт его дери! Видя только верхушку айсберга или запоминая только текст учебника, не вникая в глубинный смысл, вы и выводы делаете неверные, не так ли? Следовательно, будете ошибаться снова и. Не забывайте, что ошибиться можно как в одну, так и в другую сторону.

Перепутать минус с плюсом гораздо легче, чем вам это представляется. Я и так сказал больше, чем следовало. Мадам Гриффиндорская Прямолинейность категорически не желает понимать намёков, и заставить её не в моих силах.

А, может, Дамблдор всё-таки сообщил ей самое главное, и я напрасно ломаю голову? Попробую зайти с другой стороны. Но имейте в виду, мне стоило немалых усилий отстоять ваше пребывание в школе. И понимания, что, несмотря на наши разногласия по некоторым вопросам… - По некоторым! Я высоко ценю преподавателей, подобных вам… - А ваш хозяин? Кое-кто в окружении Тёмного Лорда полагает, что вы безгранично преданы Дамблдору и от вас лучше избавиться.

Вам следует проявлять осторожность и не искушать судьбу. Тогда я смогу и впредь… уберечь вас от неприятностей. Что вы надеетесь получить взамен? Ты обратилась не по адресу, Минерва. Подобный вопрос следовало задавать Дамблдору. Вот кто у нас мастер сомнительных сделок.

Вы нужны школе, Минерва, но, боюсь, в настоящий момент далеко не все это понимают. Нам с вами не по пути. Я не разделяю ваших убеждений и никогда не буду разделять.

Много ты знаешь о моих убеждениях, Минерва. Чуть больше доверия и чуть больше готовности идти на компромисс. Я тоже доверял Альбусу всецело, и пока никому, кроме Мерлина, неизвестно, чем это обернётся. Но, судя по предыдущим событиям, ничем хорошим. Он дал вам работу, спас вашу репутацию, защищал от нападок все эти годы! И за это вы отплатили такой чёрной неблагодарностью!

Ну, конечно, в гриффиндорскую голову подобная мысль прийти не. В их утопической картине мира выбор есть. Это как раз тот вопрос, по которому мы вряд ли придём к единому мнению. Я не желаю оправдываться, а вы — слушать мои оправдания. Ворошить прошлое — неблагодарное занятие.

Куда важнее настоящее и будущее. Минерва приняла позу оскорблённого достоинства. И зависит от. На что вы рассчитываете? На ту единственную лошадь, на которую Дамблдор поставил всё? Не находите, что это был опрометчивый шаг?

новые приоритеты старые знакомствафанфик

Если все его теории были одной большой ошибкой? Что ваша лошадь станет делать тогда? С бесполезной грудой хлама из витиеватых поучений Дамблдора?

И с наивной верой в свои сверхспособности? Альбус был мудрым человеком, и я не думаю, что он ошибся в главном. Иными словами, вы свято верите, что в один прекрасный день явится безупречный Поттер и избавит вас от Тёмного Лорда.

Одолеет самого могущественного волшебника современности. Не находите это смешным? Вообразила, что я собираюсь поведать о безвременной кончине обожаемого Поттера? Уверен, под конец жизни старик выжил из ума. И я вам это докажу. К примеру, он без устали твердил, что для безоговорочной и окончательной победы Поттера крайне важно, чтобы Тёмный Лорд непременно САМ… В дверь отчаянно забарабанили.

Минерва достала палочку и произнесла отпирающее заклинание. В класс ворвался взъерошенный гриффиндорец и выпалил: Заметив меня, он осёкся и замолчал. Теперь и я узнал его — Роджер Терренс, второкурсник, разгильдяй и нахал. Какая нелёгкая его принесла? Несомненно, сейчас он сообщит об очередной произошедшей гадости. Ради Мерлина, Минерва, прогони его, прежде чем он успел открыть рот! Дай же мне сказать тебе главное!

На него наслали какое-то проклятие, он задыхается и весь покрылся пятнами и… - Кто наслал? Брошенный на меня уничтожающий взгляд, хлопнувшая дверь, и вот я стою в гордом одиночестве посреди пустого класса трансфигурации, в котором через пять минут должен начаться урок.

Мантикора их всех задери! День Я вернулся в свой кабинет, а заодно и к идее подделать письмо от Альбуса. Приходится признать, что с разговором ничего не вышло. Вряд ли Минерва обратила внимание на мою последнюю фразу, так некстати оборванную на полуслове. Откуда оно может взяться? Предположим, Дамблдор, предвидя свою скорую гибель, задумал написать письмо с важными инструкциями.

Где бы он его оставил? Кому адресовал бы такое письмо?

Фанфики - Йен Сомерхолдер

Ответ на второй вопрос очевиден — либо мне, либо Минерве. Безусловно, оставляя подобное послание, Дамблдор должен был обязательно позаботиться о том, чтобы адресат его получил. Иначе, зачем вообще писать? Вот это уже задачка… Я взглянул на портрет. Старый интриган преспокойно дремал, сложив руки на груди и блаженно улыбаясь. Никакой помощи, когда это действительно. Я потёр внезапно занывшие виски. Только мигрени мне недоставало.

Я попытался поставить себя на место Дамблдора. Допустим, я знаю, что дни мои сочтены, и при этом обладаю важнейшей информацией, которую надо передать кому-то… чёрт! Вот именно на этом месте я и оказался! Только в отличие от Дамблдора мне решительно никто не доверяет. Тайник в кабинете никуда не годится. Без дополнительных подсказок Минерва никогда бы не догадалась о его существовании.

А это не тот случай, когда можно положиться на волю провидения. Тут должно быть стопроцентное попадание. На столе в кабинете — тоже ерунда полная. Мало ли кто там мог оказаться первым после смерти Альбуса.

Ясное дело, можно зачаровать письмо так, чтобы содержимое открылось только адресату. Но выкрасть-то может любой. Или, что хуже, передать Тёмному Лорду, а там, кто знает, сумел бы тот взломать наложенные Дамблдором чары или.

М-да… Я встал и прошёлся по кабинету. Надо сосредоточиться на адресате. Вопрос не в том, куда Дамблдор мог деть своё дурацкое письмо, а в том, где Минерва могла бы его обнаружить.

Не наткнуться ненароком сто лет спустя, а гарантированно получить в нужное время. Ровно тогда, когда придёт пора. Не раньше и не позже.

новые приоритеты старые знакомствафанфик

Причём только она и никто. Так… Дамблдор мог бы поручить миссию почтальона какому-нибудь домовику посмышлёнее. Я бы этим ходячим недоразумениям в таком деле не доверился, но Дамблдор с его-то бесконечными причудами… да, это вполне в его духе. При необходимости он без колебаний наложил бы на домовика Imperius, чтобы превратить того в послушную куклу.

Что ж, не верх гениальности, прямо скажем, но хоть какая-то идея. Можно попробовать с домовиком. Будем считать, что время пришло, и Минерве пора получить сообщение. Сочинительством я решил заняться в спальне.

Ни к чему всем этим храпящим портретам знать, что я затеял.

Все Вернется. Фильм. Все серии подряд. Фильмы о Любви. Мелодрама. StarMedia

Никогда нельзя быть уверенным, что они не сболтнут лишнего. Да и каминная сеть работает — один Мерлин ведает, кого через неё может принести. Оказалось, воспроизвести почерк Дамблдора гораздо проще, чем его идиотскую манеру выражаться. Я переписывал письмо раз двадцать, в ярости комкая предыдущий неудачный вариант, швыряя его в мусорную корзину и посылая вдогонку Incendio.

Вдоволь намучившись, я запечатал письмо в конверт и надписал: В противоположность Дамблдору, мне потребуется самый тупой из домовиков. Хотя они, откровенно говоря, все не блещут умом. Так что особой разницы. Тем более что для меня они все на одно лицо. Придётся положиться только на Imperius.

Я спрятал письмо в карман мантии и вызвал эльфа. Пару секунд спустя посреди комнаты с громким хлопком появился один из. Увидев меня, он весь затрясся и, склонившись до земли в почтительном поклоне, проскрипел: Домовик вытаращил глаза и спросил: Исполняй, что велено, да поживей. Он снова поклонился и исчез. Когда он вернулся с подносом, я был готов. Только поднос коснулся поверхности прикроватного столика, на котором я недавно упражнялся в чистописании, как я тихо произнёс: Домовик застыл на месте, словно окаменев.

Я подошёл ближе и заговорил: Скажешь ей, что незадолго до своей смерти Дамблдор дал тебе это письмо, — я сунул ему конверт, — и распорядился вручить его профессору МакГонагалл именно в этот день, первого мая. Больше ты ничего не знаешь. Письмо следует передать лично в руки и так, чтобы никто этого не.

И ты никому никогда не скажешь о нём. Повтори, что ты должен сделать. Письмо нужно передать лично в руки, чтобы никто этого не видел, и никому о нём не рассказывать. Домовик перевёл тупой, отсутствующий взгляд на письмо в своей руке, неуклюже запихал его куда-то под наволочку и повернулся к столику.

новые приоритеты старые знакомствафанфик

Медленно поставил чашку на блюдце, взял чайник и налил чаю. Все его движения были неловкими, тяжеловесными и неестественными, словно давались ему с огромным трудом. Закончив, он поклонился, странно качнувшись при этом, и равнодушно осведомился, таращась куда-то мимо меня своими пугающе огромными стеклянными глазами: Только слепой не распознает тут Imperius! Кто бы мог подумать, что на домовиках это проявится именно так?

Вот уж воистину бесполезные, никуда не годные твари. И ладно бы заклятие было наложено самим Дамблдором, Мерлин с ними, с этими отталкивающими проявлениями. Но Минерва, разумеется, поймёт, что это не Дамблдор, а как только поймёт, не поверит ни единому слову из злополучного письма. С отвращением взирая на творение своих рук, я осознал, что затея если не с посланием, то с почтальоном-то уж точно, провалилась.

Отобрав у домовика письмо, я снял Imperius, наложил Obliviate и выгнал ушастое создание вон. Потом достал из шкафчика с зельями початую бутылку бренди и плеснул в чашку с чаем хорошую порцию. Сделал большой глоток и добавил ещё бренди.

Ну и что делать с этим письмом? Покрутив конверт в руках, я бросил его на кровать, взял чашку, подошёл к окну и распахнул его, впуская в комнату холодный воздух. Массивные часы в углу громко тикали, безжалостно уменьшая отпущенное мне время. Я потягивал чай маленькими глотками и смотрел в небо, словно ожидая, что оттуда спустится озарение. Но озарение приходить не желало.

Отвернувшись от окна, я опять поглядел на конверт. Поскольку идея с почтальоном себя не оправдала, Минерва должна обнаружить письмо. В целом, его неожиданное появление не представляет особой сложности. Можно трансфигурировать его в какой-либо предмет, чтобы тот превратился обратно в письмо, когда это потребуется.

Не бог весть какие сложные чары. Осталось решить —. Или, может, в гриффиндорской башне? Нет, башня — это уж чересчур. В классе тоже с большой вероятностью превращение может случиться, когда она будет не одна. Так что остаются личные апартаменты.

Проникнуть туда непросто, но вот тут как раз можно прибегнуть к помощи домовика, а потом почистить ему память. Это вполне надёжно и безопасно. Решено, прикажу домовику перенести меня в комнату Минервы.

На месте выберу какую-нибудь безделушку, в которую лучше всего трансфигурировать конверт, и заколдую её таким образом, чтобы обратное превращение произошло при появлении Минервы. Ну, собственно, и всё. Вернусь сюда, наложу Obliviate, а дальше остаётся только уповать на Мерлина и надеяться, что я проделал всё достаточно аккуратно, чтобы Минерва поверила в эту фальшивку.

Я собрался было снова вызвать домовика, но, взглянув на часы, понял, что опоздал. Урок только что закончился. Соваться в комнаты МакГонагалл сейчас — безумие, слишком высок риск столкнуться там с ней нос к носу. Ну что ж, тогда после обеда. Сегодня у неё точно есть занятия, что развязывает мне руки. Или всё-таки плюнуть на эти сложные схемы, да поговорить с ней начистоту? Вряд ли прямолинейная МакГонагалл оценит мою прямолинейность.

Я вздохнул и убрал остатки бренди в шкафчик. Может, за обедом что-нибудь придумаю. Слагхорн остаётся верен себе и даже в этой ситуации старается быть любезным. Слизерин, и этим всё сказано.

Гораций позеленел и, вытащив платок, вытер пот со лба. Кэрроу в четыре глаза уставились на Минерву. Амикус злобно усмехнулся, а Алекто нервно провела пальцами по левому предплечью. Наш директор просто бережёт фигуру, чтобы быть в прекрасной физической форме. Вдруг придётся преследовать ученика за особо чудовищное преступление… ну, скажем, за проявление неуважения к какому-нибудь полуграмотному преподавателю.

И эта туда. Кэрроу, как два бульдога, повернули носы в её сторону. Они что, сговорились сегодня? Вся ее работа была связана в основном с бумагами, она редко задерживалась дольше положенного времени, и долгими вечерами ей не хватало ее мужа, вот как. Гермиона встала, закрыв книгу, и прошла на кухню. Заварив себе чай, она села в гостиной на диван перед камином, планируя дождаться Рона.

Однако он появился только в первом часу. Услышав, как захлопнулась входная дверь, Гермиона вскочила с дивана, чуть не опрокинув пустую кружку, и поняла, что опять задремала. В комнате появился Рон. Не дав ему договорить, Гермиона поцеловала. На следующее утро Гермиона проснулась позже, чем обычно, и повернулась на постели, рассчитывая обнять Рона. Но его рядом не оказалось. Она вздохнула и села на кровати.

Тут Гермиона вспомнила, что сегодня годовщина их свадьбы, и решила, что муж ушел раньше, чтобы приготовить ей сюрприз. Улыбнувшись, она встала и спустилась вниз, чтобы приготовить завтрак. Быстро проглотив тосты, Гермиона умылась, оделась, и, взяв щепотку летучего пороха, ступила в камин. Сегодня в Министерстве было больше посетителей, чем обычно, и лифты были переполнены, так что Гермионе пришлось ждать.

Втиснувшись наконец в лифт, среди толпы людей она вдруг заметила знакомое лицо. Гладко зачесанные светлые волосы, серые глаза, сведенные брови и задумчивый вид. Сомнений не оставалось — Малфой. Она решила, что стоит это сделать, в конце концов, они же взрослые люди. Казалось, он был удивлен тем, что она не одарила его враждебным взглядом, и более того, обратилась к нему по имени. Малфой сильно изменился внешне, с тех пор, как она видела его четыре года назад, после Битвы.

Он выглядел старше своих лет. В его глазах не было вызова или же презрения — только холодная сдержанность. О внутренних качествах Гермиона судить не могла. Гермиона приподняла брови, но ничего не сказала.